Главная ГАРНИЗОН КОПИТНАРИ Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПятница, 03.02.2023, 00:04
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [4]
матчасть [1]
Воспоминания однополчан [4]
Воспоминания однополчан

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 283

Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

О флоте, его традициях и о адмирале Балтине

На лодке – нет больных и здоровых, на лодке – есть…

А кто же там есть? Хотите узнать - прочтите зарисовку, сделанную по следам недельной поездки в начале лета 1992 года на Северный флот слушателя академии генерального штаба «на оморячивание».

Поездка, как и сам Северный флот, да и кафедра оперативного искусства ВМФ её проводившая, запомнились навсегда. Информативно, ни на что не похоже, самобытно, как и адмирал Балтин, в ту пору начальник этой кафедры, ещё в семидесятые получивший Героя. За дело. Дело освоения атомоходов, развития тактики их применения, походы «под лёд». Потом он некоторое время командовал Черноморским флотом, жестко и точно вёл себя и по Севастополю и по «резне» в Абхазии.

Итак, осмотр-экскурсия очередного ракетнейшего, подводнейшего атомохода, далеко не первого за этот день. Вверх - вниз, никаких лифтов, - ножками, исключительно ножками!Устал, отбился от основной массы, да и как не отбиться в отсеках этой громадины?!

Вышел на санчасть лодки. И на её начальника. Не помню его звания – то ли лейтенант медслужбы, то ли старший лейтенант– на лодке все в робе голубоватого цвета – только бирка нашитая.

Молодой лейтенант, замученный подготовкой к этим занятиям со слушателями ВАГШ, да и самими занятиями – шутка ли красных, голубых генералов под сотню, куча полковников! На флоте, кто не знает, подготовка к чему-либо проводится введением «оргпериода» - весь экипаж на «железе», без права схода на берег и так, как правило, четверо суток.

В общем, весело. Лейтенант встрепенулся, собрал остатки сил и стал заученно докладывать о своём хозяйстве,

показывать: аптека, набор препаратов, инструментарий, операционная, а также палата, аж на две койки – по-нашему санчасть. Я вежливо слушаю, - нельзя обидеть невниманием, он столько готовился и, больше из вежливости, задаю вопростипа: а что койки только две, когда экипаж – больше сотни?Не мало?

Ответ – мол, это отсек для размещения (отделения от экипажа) глубоко радиационно-пораженных (сильная, практически не останавливаемая рвота весьма негативно влияет на психику и боевую способность не поражённых членов экипажа). Далее я свою полную сухопутную наивность усугубил вопросом: «А куда же Вы размещаете больных, простых больных?

Ответ, что называется «Навсегда!».

Наверняка ответ этот лейтенант придумал не сам, а получил когда-то, как завещание, как клятву от своих старших товарищей.

Выдала это не его, не лейтенантская твердость, дикция, нотки:«Товарищ полковник! На лодке – нет больных и здоровых. На лодке – есть живые и мёртвые!!!

Уважаю Флот и его офицеров!

Подводников – втройне!

Категория: Мои статьи | Добавил: ssa1953 (29.12.2008) | Автор: Сергей Сорокин
Просмотров: 818 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 143kopitnari  
0
По поводу "завещания" и памяти о живых и мёртвых. Под подмосковным Белым растом полегла бригада тихоокеанцев в 1941, недалеко от военного городка, где я вырос. В парке городка установлен обелиск. Недавно моряки установили на нём якорь. В лесу я нашёл старый немецкий штык-нож, воткнутый в дерево. Сложно сделать человеческую память твёрже стали, но для живых это необходимо.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2023Конструктор сайтов - uCoz